Дайны: дом и двор латышей


Итак, центр действия — старинный крестьянский хутор (дом, двор) или село. Хутор являлся местом обитания одной семьи и в то же время основной производственной единицей. Хозяйственные постройки и изгороди как бы охраняли его от недобрых людей и диких зверей. Села возникали в результате умножения семьи — неподалеку от старого хутора распахивали новые поля, строили новые дома с хозяйственными постройками.

Семьи обычно были большими. В песнях поется о сестре, которая гордится «девятью братьями», о матушке, окруженной дочерьми. Дом отца (двор, хутор) обычно передается по наследству старшему сыну. В песнях его часто называют двор брата. Младшие сыновья получают часть отцовой земли или материальное возмещение и уходят обрабатывать землю на стороне. Некоторые остаются в батраках. А дочери выходят замуж — или тут же, по соседству, или в отдаленную волость.

Отсюда в народных песнях возникает очень существенная и характерная антитеза. С одной стороны, двор отца, братья, сестры и другие близкие родственники, живущие в семье, с другой —многочисленные чужие, неродственные хутора, где растут возможные жених или невеста: двор жениха (молодца, молодого мужа), жених (молодец), невеста (девица на выданье, красавица, матушкина дочка).

Прослеживается и еще одна не менее важная антитеза: мать сыновей (в большинстве случаев — свекровь) и мать дочерей (в большинстве случаев — теща). Поскольку одной из возложенных на старинную народную песню и незаменимых ее функций была подготовка молодых к будущей семейной жизни, диалог между представителями двух противоположных сторон никогда не иссякает. Он то игривый и озорной, то глубокий и серьезный. Как говорит сестра — «...роза мне дорогу кажет: убежала сквозь забор, расцвела в саду соседском».

Место для хутора всегда выбирали самое красивое: на горе,
на берегу озера, в излучине реки. Вокруг дома росли деревья:
дубы, липы, ясени, клены, а в более поздние времена вокруг
дома разбивали яблоневый сад. На берегу пруда, у источника,
вдоль прогонов сажали ивы.

Число хозяйственных построек в основном определялось материальным достатком — на зажиточном дворе для каждого вида производства возводились специальные постройки.

Самой старинной и первой постройкой на месте будущего хутора был намет — жердяной или дощатый шалаш. Строили его вокруг открытого очага, чтобы ветер и дождь не мешали готовить пищу.

Когда очаг переносили в жилое помещение, намет продолжал служить летней кухней. Помещение, в котором жили, называлось домом, избой, комнатой. Вначале это и была одна-единственная комната, где размещалась вся семья и принадлежавшие ей батраки — домочадцы, большая семья. Зимой помещение обогревалось печью.

В дальней, теплой половине жила семья хозяина, в «холодном углу», возле двери размещались батраки, в запечье спали бабушка или дед, к которым ходили советоваться или разучивать песни. Со временем дом стали делить перегородкой на две части — на «хозяйскую половину», или комнату, и «батрацкую половину», или батрацкую.

Скот содержался отдельно. Коровы, покровительницей которых была Мара, Маршавиня, — древнелатышское божество, находились в хлеву, присматривали за ними батрачки. Лошади стояли в конюшне, их обихаживали батраки, а покровителем лошадей считался бог Усинын. В крупных хозяйствах овцы и свиньи содержались в отдельных помещениях.

Двойную функцию выполняла клеть. В клети для зерна хранили убранный урожай, головки сыра, соленое и копченое мясо, в клети для одежды — готовое платье, ткани и другие вещи.

В клети обычно проходила и вся интимная жизнь батраков. Здесь же совершался и обряд сватовства. Сюда в первую ночь приводили молодую пару. В тишине клети соседи утрясали назревшие недоразумения, «заключали мировую». В клети покоился умерший, прежде чем его увозили на кладбище. Именно поэтому самое почетное место в дайнах отводится клети. Вообще клеть была наиболее универсальной и самой красивой постройкой старинного крестьянского двора.

Ригу и баню строили в отдалении, поскольку здесь имели дело с огнем; строили их так, чтобы в случае пожара огонь не перекинулся на другие строения. В риге сушили и молотили хлеб — трудились обычно по ночам, так как день уходил на другие осенние работы.

Хлеб сушили на колосниках, молотили цепами. Молотьба была одной из самых трудных обязанностей, а в помещичьей риге под присмотром старосты молотьба превращалась в адский труд, и господскую ригу дайна нередко называет адом.

В бедных хозяйствах рига нередко служила жильем, в ней держали и скот. Случалось жить и в бане, где по субботам мылись и парились все домочадцы; в бане же и лечили домашними средствами.

Однако в народных песнях баня чаще всего упоминается в связи с рождением ребенка.

Рига©