Индрица. Народное зодчество


Несколькими километрами ниже по течению Западной Двины, у самого впадения в нее речки Индрицы, находится небольшое одноименное селение. Люди здесь жили издавна: об этом свидетельствует расположенный поблизости археологический памятник — Индрицкое городище. В более поздние времена по речке Индрице проходила граница между Ливонией и Великим княжеством Литовским. Поэтому на правом берегу речки население по преимуществу латышское, тогда как на левом — белорусское.

На краю деревеньки, на склоне живописного холма, в окружении старых лиственниц стоит деревянный костел, построенный народными мастерами. Перед нами самый древний из сохранившихся латгальских католических храмов. История его, как говорятся, теряется во тьме веков, однако есть все основания полагать, что храм стоял в Индрице уже в первой половине XV века. Во времена реформации, начало которой в Ливонии формально положил Вольмарский ландтаг 1554 года, инд-рицкая церковь стала собственностью лютеран.

Попечителем (фундатором) костела считается один из графов Плятеров, которые в нашем путешествии встретятся еще не раз. Род фон-дем-Бреле, прозванный Пляте-рами (по-немецки — Платерами), восходит к началу XIV века. В XV веке Плятеры переселились из Вестфа-лии в Ливонию. Альберт Плятер был «комтуром» (наместником) Тевтонского ордена в Вендене; Фридрих Плятер, комтур ордена и лифляндский ландмаршал, состоял послом Ливонии при престоле папы Льва X (1517).

Превративший индрицкую кирху опять в костел, Ян Анжей (ум. в 1696 г.) был инфлянтским воеводой. Сыновья его Фабиан (ум. в 1707 г.) и Ян Людовик (ум. в 1736 г.) оставили в Латгалии ряд архитектурных памятников, с которыми мы еще встретимся. Несколько представителей этого рода были видными учеными своего времени. Станислав Плятер (ум. в 1851 г.) известен исследованиями по географии, геологии и археологии; Адам Плятер (ум. в 1862 г.) — по археологии и зоологии. Владислав Плятер основал исторический музей и библиотеку в швейцарском городе Раннерсвиле.

Когда в Ливонии бушевало пламя реформации, Плятеры расстались с верой предков и приняли лютеранство. Предположительно это было в середине XVI века. Латгалия, однако, недолго пребывала в состоянии религиозного разброда.

После того как 28 ноября 1561 года политически обессилевший орден вынужден был уступить Латгалию католической Польше, Плятерам и другим принявшим протестантство аристократическим родам пришлось испытать твердую руку польского короля Стефана Батория и иезуитов, которым он безгранично доверял. Яну Анжею Плятеру осталось вернуться в католицизм и отметить это событие обращением индрицкой кирхи в костел.

Храм являет собою замечательный образец народной архитектуры. Индрицкий костел — прямоугольное здание с пятигранной апсидой и боковыми пристройками, выполняющими роль боковых нефов. Здание храма украшает трехъярусная башня, завершающаяся шлемовидной главой.

В ограду храма встроена звонница. Она ровесница церкви и считается самой элегантной из деревянных звонниц Латгалии. Дошедший до нас индрицкий костел — единственный в Латгалии, сохранивший некоторые черты исторического постренессанса. Стиль контрреформации в Латвии завершается к 1660 году — то есть ко времени перестройки храма между 1655 и 1658 годами.

Более того, в Латгалии постренессанс, в том числе его заключительная стадия — маньеризм, практически не представлен. (Иначе обстояло дело в протестантской части Ливонии.) Однако внутреннее убранство костела Иоанна Предтечи являет известное исключение: оно было перенесено сюда из старого, протестантского храма, бывшего свидетелем контрреформации.

Известное влияние маньеризма заметно в главном алтаре, о чем свидетельствуют витые колонны, попарно расположенные по обе стороны широкого рередоса. В центре — распятие — работа более позднего времени — конца XVII века, в исполнении которого заметны остатки маньеризма. Еще один атрибут последнего этапа стиля контрреформации — овальная форма растительного орнамента, обрамляющая рередос с распятием.

Над антаблементом расположен ярко разукрашенный плоский деревянный барельеф, изображающий сцену в Гефсиманском саду. Искусствоведческое исследование еще впереди. Пока можно сказать только, что он, вероятно, тоже относится к XVII веку и исполнен народными мастерами. Некоторые искусствоведы полагают, что барельеф — дело рук еврейских бродячих ремесленников. Но эта точка зрения пока лишь одна из гипотез.
Боковой «Богородичный» алтарь хранит копию иконы XVII века — любопытный памятник культа Мадонны в Ливонии. Икона была собственностью иезуитов Дерпта.

После изгнания братьев Лойолы из Эстонии, икону, считавшуюся чудотворной, иезуиты возили с собой, куда бы их ни переводили — а Динабург, Краславу, Индрицу, Извалту. Уезжая, иезуиты оставляли после себя искусно изготовленную копию. Наконец икона оказалась в Извалте, где она сгорела вместе с костелом в 1941 году. Тогда же прекратил свою деятельность орден иезуитов в Прибалтике. Единственная сохранившаяся ныне копия хранится в Индрице.

На хорах стоит украшенный резьбой старомодный орган, предположительно позапрошлого века, с тремя регистрами системы «кегель» и «шлейфлаад». Он все еще бодро звучит, несмотря на солидный возраст.
Храм Иоанна Предтечи радует путника каким-то особенно теплым, домашним уютом. По мере того как «большая жизнь» из Индрицы постепенно перемещается в ближние города, здешние места все больше привлекают туристов. Вокруг старицы речки Индрицы, напротив Предтеченского храма, в погожие летние дни появляются яркие треугольники туристских палаток, а вечерами загораются огоньки костров. Красота природы, изящный архитектурный ансамбль, тишина, рыбная ловля в Двине и Индрице делают некогда оживленное село приятным местом отдыха.

Рига©