Двинская крепость


Когда въезжаешь в Даугавпилс, бросаются в глаза крупные архитектурные вертикали — звонницы кирх и костелов, купола и луковицы православных и старообрядческих храмов, многоэтажные силуэты новостроек. Поэтому гигантскую, но приземистую крепость, построенную в 1810—1833 годах русскими военными инженерами-архитекторами Геккелем и Климовым, замечаешь не сразу. Она расположена к северо-западу от современного центра города на берегу Западной Двины, и для того, чтобы подойти к ней, необходимо по мосту пересечь речку Шуницу.

Постройки, размещающиеся под защитой крепостных стен, исполнены в стиле русского ампира и спроектированы при участии известного русского архитектора В. П. Стасова (1769—1848).

Крепость должна была прикрывать юго-западные подступы к Петербургу. В официальных документах эта задача формулировалась следующим образом: «служить опорным пунктом второй линии для нашей отступающей армии, базой сосредоточения сил и активных действий против наступающего к столице неприятеля». Крепость строилась почти четверть века.
Отечественная война 1812 года подтвердила правильность выбора места укрепления. Перед натиском Второго французского корпуса маршала Удино, который в июне атаковал предмостные укрепления Динабурга, строители крепости вынуждены были отступить. Собравшийся 28 июня 1812 года военный совет постановил прекратить строительные работы и «все наземные имущества, в пользу неприятеля послужить могущие, вывести из Динабурга в безопасные места, а чего по скорости, или недостатку крестьянских лошадей, невозможно будет, то горючие вещи сжечь, а железные зарыть в ямы».

В первых числах июля 1812 года корпус французского генерала Марселина Марбо подошел к Динабургу. Русское оружие, принимая бой на невыгодных для себя условиях, не дрогнуло. Французы отступили. Только во второй половине месяца, согласно приказу об отступлении, защитники оставили крепость, и 20 июля в город вступили войска генерала Рикорда. Рикорд велел срыть укрепления и разрушить начатые постройки, после чего он покинул правый берег Западной Двины и пошел на соединение с армией Мюрата — короля неаполитанского, находившегося неподалеку.

Боевое крещение 1812 года, однако, не было предвестием новых бранных подвигов. Крепость, построенная по последнему слову военной науки своего времени, совершенствовалась на протяжении десятилетий. О надеждах, возлагавшихся на нее, говорят частые посещения Динабурга коронованными особами России и дружественных монархий. Крепость особенно любил император Николай I. По его приказу был учрежден красочный крестовый ход из крепостной церкви по валам.


В пятидесятых годах прошлого века в крепости оборудовали арсенал Западного военного округа, а в 1897 году Двинские военные укрепления получили статус крепости-склада, что отменяло ее стратегическое значение. Может быть поэтому Даугавпилсская крепость ныне — единственная в нашей стране сохранившая первоначальный вид фортификационная постройка первой половины прошлого века. Не отмеченная ратными подвигами, крепость стала хранительницей революционной истории страны. Здесь томился В. К. Кюхельбекер — поэт, декабрист, друг А. С. Пушкина. В Динабургской крепости он пробыл с 1827 по 1831 год.

После неудавшегося восстания на Сенатской площади Вильгельм-Людовик фон Кюхельбекер бежал в Варшаву. Но словно злой рок, преследовавший его, толкнул революционера на необдуманный шаг: он стал спрашивать о своем родственнике — офицере, служившем в варшавском гарнизоне. Так разыскиваемый по всей стране революционер навлек на себя подозрения военного патруля.

В стихотворении А. С. Пушкина «Кюхельбекеру», написанном за восемь лет до декабрьского восстания, есть такие строки:

«Узнай любовь, неведомую мне,
Любовь надежд, восторгов, упоенья:
И дни твои полетом сновиденья
Да пролетят в счастливой тишине!
Прости! где б ни был я: в огне ли смертной битвы,
При мирных ли брегах родимого ручья,
Святому братству верен я.
И пусть (услышит ли судьба мои молитвы?),
Пусть будут счастливы все, все твои друзья!»

Жизнь распорядилась по-иному. И любовь Кюхельбекера была горькой и дни были далеки от «полета сновиденья». Начав свой крестный путь в Петропавловской крепости, куда был заточен после замены смертной казни 15-летним заключением, пройдя через казематы Шлиссельбурга,

Кюхельбекер продолжил его здесь — в Динабурге. Комендант крепости Егор Криштофович был человеком гуманным: он выхлопотал узнику разрешение читать и заниматься, сам доставал книги, позволял прогулки по территории цитадели и встречи с матерью. Потом были крепости — Ревель и Свеаборг. А. С. Пушкин хлопотал о праве вести переписку с В. Кюхельбекером, посылать ему книги, но в этом ему было отказано. Нарушить запрет смог только В. А. Жуковский.

По ходатайству сановитого благожелателя (им оказался великий князь Михаил Павлович) время заключения было сокращено на пять лет. В 1835 году Кюхельбекер был отправлен на поселение в Восточную Сибирь. После темницы жизнь на поселении показалась отрадной и привольной, но это было только в первое время. «Мелочные житейские дрязги, — вспоминал его сын Михаил, — заботы о куске хлеба заставили его вздыхать по уединенной келье Динабурга или Свеаборга».

Казематы Динабурга стерегли революционеров и позже: здесь отбывал наказание Н. А. Морозов — народоволец, участник покушения на царя Александра II, впоследствии известный ученый. В 1863 году в Динабургской крепости оборвалась жизнь потомственного владетеля
латгальских земель, графа Леона Плятера. За участие в польском восстании граф был повешен. Не помогли ни многовековой фамильный герб, ни влиятельные связи в Петербурге.

В Двинской крепости ныне размещается военное училище и поэтому посещение этого памятника затруднено. Однако можно осмотреть его внешний вид. Наиболее интересны отдельные строения укреплений, прикрывающие ворота крепости: редуты, форты и укрытия с узкими бойницами с фронта и неоготическими аркадами с тыла. Каменная обшивка наружного периметра крепостного вала просто поражает: колотый камень уложен без раствора с такой тщательностью, что воткнуть лезвие ножа в шов просто невозможно.

Рига©